phone icon +7(86370) 2-36-36

Заказать продукцию "ЕгорлыкМолоко

Введите Ваши данные
и наши менеджеры свяжутся с Вами в ближайшее время
Как к Вам обращаться?
Неправильный формат телефона
Неверный ввод
Введите код
Неверный ввод
Обязательно

  «Егорлык Молоко» – одно из подразделений семейного агрохолдинга местного предпринимателя Александра Пискуна, в который, помимо него, входят ООО «Урожай» (растениеводство и животноводство) и КФХ. Бизнес начинался с растениеводства, первые коровы появились лишь в 2011 году. Сейчас поголовье составляет 430 голов, показатели удоя на корову – 5700 литров в год. Стадо составляют коровы голшитнской и симментальской пород. У компании есть собственная земля для выращивания кормов, элеватор для хранения зерна.

  Переработкой молока решили заняться после того, как стало понятно – цены на сырое молоко нестабильны, выплаты за него часто задерживают, а ввоз импортных сыров в страну благодаря продуктовому эмбарго прекратился. Перед бизнесменами открылись новые перспективы. Предприятие по производству камамбера и моцареллы «Егорлык Молоко» заработало в 2016 году на базе старого обанкротившегося завода по переработке молока. Когда-то здесь производили вкусное масло, творог, варенец и другие молочные продукты, но к моменту покупки здания с прилегающей территорией от завода остались одни голые стены и воспоминания. Чтобы наладить современное производство, потребовалось отстроить новое здание – привести старое в соответствие с сегодняшними стандартами было невозможно. Инвестиции в проект составили порядка 150 млн. руб. Сейчас в процессе строительства находится новый корпус – здесь появится роботизированная дойка. Планируется и пополнение стада
300 голов, с продуктивностью 7500 литров в год на корову.

 

       Сегодня на «Егорлык Молоко» производится всего два вида сыра: камамбер и моцарелла, зато отменного качества. Камамбер выпускается классический, а также с зеленью и орехами, моцарелла же представлена двумя разновидностями: классической и мини. На площади завода в 1200 кв. метров компактно расположились два производственных цеха, цех молокоприемки, камера вызревания сыров, упаковочный цех и собственная лаборатория. В ближайших планах предприятия – расширение ассортимента и запуск линии по производству рикотты. Надо отметить, что в первоначальном проекте лаборатории не было – завод построили без нее. Но буквально через полгода стало очевидно, что без собственной аналитической единицы в штате обойтись не получится – для производства сыров требовалось молоко высшего качества, а постоянное использование услуг сторонних организаций обходилось дорого. Чтобы ежедневно следить за качеством молока и сыров, была оборудована лаборатория, и теперь никаких проблем с постоянным тестированием молока по физико-химическим и микробиологическим показателям нет. Здесь тщательно контролируют не только качество поступающего на завод сырья, но и непосредственно качество продукции на каждом этапе производства.


        Молоко для производства сыров используется собственное, а вот закваски и ферменты – импортные. Упаковывать продукцию также приходится в импортный материал – требования к качеству сыров обязывает выбирать самое лучшее, и российские поставщики пока не смогли предложить упаковку соответствующего качества. Упаковка для моцареллы позволяет хранить сыр в течение долгого времени – это не мягкий пакет с рассолом, а удобная пластиковая ванночка, в которой сыр сохраняется свежим даже после открытия около 30 суток. К моменту покупки завода профессиональных кадров на нем не осталось, и персонал пришлось набирать с нуля. Генеральный директор предприятия – человек молодой и активный, поэтому и команду под себя подбирал соответствующую. Сначала всему научился сам – брал уроки мастерства у немцев и итальянцев, познакомился с российским сыроделием в Угличе. Затем начал растить собственные кадры – при приеме на работу смотрел не на профильное образование, а на энтузиазм и обучаемость, приглашал зарубежных специалистов, посылал будущих мастеров за знаниями, писал многочисленные инструкции – в общем, создавал культуру сыроделия на отдельно взятом предприятии с самого начала. Вспоминает, что одним из самых сложных моментов было приучение персонала к идеальной чистоте на заводе, ведь мойка и дезинфекция отнимают чуть ли не половину рабочего времени сыроделов. Приходилось разбирать в подробностях, как правильно мыть оборудование до и после работы, что можно, а что нельзя трогать руками, в какой последовательности нужно обрабатывать инвентарь и как соблюдать правила гигиены на предприятии. Зато сейчас это пока сравнительно небольшое сырное производство вызывает восхищение не только у российских посетителей «Егорлык Молоко», которые приходят сюда с экскурсии, но даже у повидавших виды итальянских и немецких специалистов. Сейчас в производстве сыров занято 15 человек. За два прошедших года все они сильно выросли в профессиональном плане, а некоторые продвинулись и по карьерной лестнице. Руководство это только приветствует: «У нас кто себя проявляет, тот и растет», – говорит директор предприятия.
Продукция «Егорлык Молоко» представлена в ЮФО в сетях «Табрис», «Магнит», «Ашан», «О’кей» и «Лента», ведутся переговоры с представителями ритейла и HoReCa в Московской области и Петербурге.

 

Егор Хохуля:


          «Каждый год и каждый день мы учимся чему-то новому»

– Егор, почему было выбрано именно это направление, производство моцареллы и камамбера?


– После эмбарго с полок исчезли элитные и специфические сыры, и мы решили, что именно эти два вида сыров будут интересны нашему потребителю. Сыр с белой плесенью достаточно сложен в производстве, но пользуется хорошим спросом, поэтому
первые шаги были сделаны в данном направлении. А сыр моцарелла появился для ассортимента – это «быстрый» сыр, на котором много не заработаешь, но для расширения линейки он вполне подходит.Конечно, сегодня в России много сыроделен, где делают моцареллу и камамбер. Я пробовал камамбер всех крупных российских производителей, и могу сказать, что есть несколько очень достойных. А что касается моцареллы... дело обстоит не так радужно. Например, моцареллу под некоторыми известными брендами итальянцы не посчитали бы настоящей, поскольку делают ее не на закваске, а на лимонной кислоте. Настоящая моцарелла делается только на закваске, из 1 литра натурального молока получается шарик сыра весом 125 граммов.

– И тем не менее конкуренция сейчас очень большая. Сложно ли было попасть на полку со своей продукцией?


– Очень тяжело попасть на полку. Мы никогда не пытались зайти, что называется, со стороны, всегда проводили переговоры сами. И хотя представители сетей всегда были адекватны, мы часто слышали о том, что полка не резиновая, что мы должны привлечь покупателей ценой, что мы новая марка на рынке и должны предлагать цену немного лучше тех, что представлены сейчас на полке. Хотя тот товар, который стоит дороже, не более качественный, а просто появился немного раньше. Нам пришлось
завоевывать рынок, по крайней мере Южный регион, невысокой ценой, мы изначально работали «в ноль», потом начали понемногу поднимать цену. За два года, пока подняли цену в один раз, но потихоньку выходим на рентабельность.

– Для этого понадобилось два года?


– Да. Ведь все хотят не только привлекательную цену на полке, но еще и дополнительные скидки, акции. Кроме того, люди не всегда готовы пробовать что-то новое. Что касается камамбера, я считаю, что у нас в России вообще нет культуры потребления
сыров с плесенью. Люди в основном считают, что сыры с плесенью – это очень дорого, это недоступно, поэтому и не пробуют. Конечно, есть и те, кому не нравится.

– Кстати, о культуре. Например, для камамбера нужна специальная деревянная коробочка. У вас были какие-то сложности с упаковкой сыров, и как вы их решали?

– Стандартная деревянная коробочка для камамбера обошлась бы нам в сумму от 80 до 100 рублей за штуку. Примерно такие цены нам называли в тот момент, когда мы занимались разработкой упаковки. Разумеется, это сказалось бы и на цене сыра на полке.
Мало кто готов платить за коробочку, которую сразу же выкинет, и поэтому мы решили работать с обычной картонной коробкой. Потому что самое главное в упаковке – это то, в какую бумагу будет завернут камамбер.Я пересмотрел множество предложений, но бумаги, которая нам требуется, в России найти не смог. В итоге заказываем специальную перфорированную бумагу, в которой сыр «дышит», в которой образуется правильный поток воздуха, из Германии. Что касается упаковки для моцареллы, здесь мы изначально хотели заявить о себе и привлечь покупателей необычной упаковкой. Поэтому у нас она не в мягком пакете, а в прямоугольной пластиковой ванночке. Это очень удобно – если покупатель открыл упаковку, но весь сыр не съел, он может положить кусочек обратно, и сыр долго сохраняет свежесть. Пластиковые ванночки мы тоже привозим из Германии. Да, это все включается в цену, но она остается доступной для любого потребителя. Сейчас рекомендованная цена моцареллы в ритейле 99,90 рублей за 125 граммов. При этом мы строго соблюдаем всю технологию, делаем сыры только из натурального молока, никаких посторонних добавок, лишь закваски, ферменты и молоко высокого качества. За
качество своего молока мы ручаемся – оно с собственной фермы.

– Сколько тонн молока в сутки вы сейчас перерабатываете?


– До 7,5 тонны. Я думаю, что мы можем выйти на мощности до 15 тысяч тонн в сутки – сейчас мы строим новую ферму, на которой планируемая мощность будет порядка 10 тонн молока в сутки.


– Приходится ли докупать молоко?


– Иногда. Дело в том, что для сыра нужно молоко высшего качества, с хорошими показателями белка, жира, хорошими соматическими показателями. К сожалению, чистота молока у сборщиков не всегда удовлетворительная. Поэтому мы договорились
с соседней фермой, где показатели молока нас устраивают, и если молока не хватает,докупаем у них.


– Получается, что спрос на вашу продукцию высокий, даже молока иногда не хватает. Вы строите новую ферму, планируете докупать коров...


– Мы очень быстро растем сейчас, с каждым днем у нас появляются либо новые сети, либо новые клиенты. При увеличении мощностей до 10 тонн в сутки мы закроем основной спрос.

– Какова ваша география по России? Где сейчас представлены сыры «Егорлык Молоко»?


– Сейчас мы хорошо представлены в Краснодарском крае и Ростовской области, здесь охвачено около 70 %, мы есть во всех крупных сетях. Недавно начали поставки в Москву. Мы заключили несколько контрактов по СТМ, у нас есть две фирмы, которые торгуют нашим сыром, и мы представлены через них. Начали поставлять сыры и в Петербург для сегмента HoReCa. Под собственным брендом завоевывать столицы мы пока не планировали, потому что нужно развиваться в ЮФО, насытить
местный рынок, и кроме того, мы планируем расширять линейку сыров.

– Насколько я знаю, вы планировали делать рикотту. На каком этапе сейчас этот проект?


– После производства сыров у нас остается сыворотка – и ее приходится отдавать по очень низкой цене либо утилизировать. Мы решили, что это не по-хозяйски, приобрели оборудование для производства рикотты, и сейчас ждем его поставки из Италии. Примерно полтора-два месяца нам понадобится для настройки и отладки, и я надеюсь, что в середине осени мы сможем выпустить первую партию. Сейчас разрабатываем упаковку и всю необходимую документацию.

– Как с ЭВС вы справляетесь? Были сложности при внедрении?


– У нас пока что всего пять SCU: 3 камамбера и 2 моцареллы, поэтому все прошло достаточно гладко. Да, кое в чем пришлось разбираться, иногда «Меркурий» зависал, документы приходили не во время, но каких-то глобальных проблем мы не ощутили. Возможно, именно потому, что у нас так мало позиций. Я думаю, у кого по 50–60 SCU и более, все прошло намного сложнее.

– Как вы продвигаете ваши сыры? Какие методы используете? Я вижу только сайт и «Инстаграм». А еще где-то присутствуете?


– Нет, больше нигде. Наш сайт – это визитная карточка, чтобы покупатели могли дать обратную связь. Многие пишут отзывы, что очень понравились сыры, благодарственные письма получаем. «Инстаграм» был заведен потому, что на сегодняшний день является очень популярным, и мы хотим, чтобы и на нас там тоже обратили внимание. Но развивать интернет-торговлю мы пока не планируем, слишком много других задач. Сначала нужно завоевать потребителя, и только потом заниматься интернет-торговлей. В основном продвигаем сыры на акциях, мероприятиях в сетях, делаем дополнительные скидки, чтобы заинтересовать людей, чтобы они попробовали и остановили вой выбор на нашей продукции. Кроме того, мы приглашаем к себе, проводим экскурсии, не только на завод, но и полностью по всему комплексу. Мы даем возможность посетить ферму, сырный завод, посмотреть элеваторы, поля... Я считаю, что для городского жителя это очень интересно.

– Конечно! А это для детей или для взрослых?


– В основном, конечно, приезжают родители с детьми. Мало кто приезжает на день – у нас есть гостиница, гости приезжают, знакомятся с фермой, отдыхают. На следующий день могут задать вопросы, что-то еще узнать, пофотографировать – весь процесс сыроварения ведь за час не посмотришь. Мы берем плату за экскурсии, но сами ничего на этом не зарабатываем – деньги идут на оплату гостиницы, питания и т. д. Сейчас проводим, наверное, пару экскурсий в месяц для 2–4 человек с детьми. Процесс производства сыров мы показываем из-за стекла. Разумеется, все посетители переодеваются в специальную одежду, снимают украшения, проходят санитарную обработку.


– Фотографировать можно?


– Конечно, пусть человек фотографирует,потом выложит в соцсеть – для нас это большой плюс.

- Какие-то социальные проекты вы поддерживаете?

– Когда обращаются, мы помогаем, но регулярной программы у нас нет.

 – А в профессиональных выставках вы участвуете? Может быть, в Москву ездите – других посмотреть и себя показать? За границу?


– Никуда еще не ездили за границу. Здесь у себя участвуем в выставках, представляли нашу продукцию на «Продэкспо», этим занимались наши партнеры по СТМ – говорят, что камамбер пользовался популярностью.

– Вы ведь не всегда занимались сырами. Как получилось, что сейчас возглавили сырное производство?


– Я окончил химический факультет, потом получил второе образование – экономическое. Занимался контрольно-ревизионной службой в крупной компании в Краснодаре, проработал там 10 лет, под моим началом было более 150 человек. Потом получил
предложение возглавить строительство сырного завода и заниматься производством сыра. Занимаюсь этим около трех лет, и каждый год и каждый день мы учимся чему-то новому. Делать сыр учился у итальянцев – они приезжали к нам на завод, проводили
обучение и давали мастер-классы, посещал сырные заводы за рубежом.

– Как-то помогает предыдущий опыт в работе?


– Руководящий опыт, общение с людьми, коммуникабельность плюс организация и ведение учета – все это я использую ежедневно.


– Недавно вы были в США, знакомились с сельским хозяйством, были на фермах, сырных предприятиях. Какой опыт был для вас полезным, что можно было бы применять в России?


– У нас очень не хватает профессиональных ассоциаций, объединений, иногда я не знаю, куда мне обратиться за помощью и подсказкой. Есть НИИ сыроделия в Угличе, где я учился, но моцарелла и камамбер – не профильные для них сыры. В США профессиональные объединения очень сильны. Конечно, мне приятно видеть современные фермы с хорошим оборудованием, но надо сказать, что и в России таких ферм немало, да мы и сами сейчас строим новую ферму. Поэтому больше всего мне понравилось то, что в Америке ведется активная пропаганда фермерства, сельского хозяйства, причем с самого детства. Проводятся специальные уроки, есть методические пособия для учителей, существуют молодежные организации для поддержки фермеров и т. д. У нас же идет сильный отток из сельских поселений, все едут в крупные города. Поэтому такой опыт нам было бы очень полезно перенять.